ДОБАВИТЬ ИСТОРИЮ
Зал славы ветеранов МРСК Центра
Родиков Афанасий Семенович
Танкист
Курск

Я горжусь тобой, дед!

Светлая тебе память, дед. Я помню тебя добрым, скромным человеком. Но ты прошел войну, ты горел в танке, ты не однажды, вырываясь из гудящего горнила раскаленной башни, сбрасывал на обугленную землю пылающую куртку комбинезона, и вновь бросался в дымный люк, чтобы вытащить гибнущих товарищей. Это было, и я это знаю из немногих твоих, скупых рассказов. Ты не любил вспоминать о войне, говорить о ней, вздыхал – «не хочу душу бередить». А я, тогда еще школьник, удивился – столько-то лет прошло, и все еще «душу бередить». Не понимал… Все объяснила, все однажды по местам расставила в какой-то момент сорвавшаяся фраза, где я не узнал твой голос – он был тих и в то же время надрывен, он источал затаенную, спрессованную боль. Я даже испугался, дед…

«Знаешь, внук: когда снаряд прожигает башенную броню, внутри мгновенно возникает пожар. Не проходит минуты, и внутри – гудящая топка. От страшного жара взрываются боеприпасы. Башню не разносит в клочья – ее отрывает, и огненным смерчем, как ракету, подбрасывает вверх на несколько метров. И весь экипаж в единую секунду превращается в горячий пепел. От ребят ничего не остается – они исчезают, испаряются…А ведь какой-то час назад мы вместе обедали у полевой кухни, шутили, смеялись». …Я не забыл, и никогда в жизни не забуду этот разговор, дед. Низкий тебе поклон, воин и труженик. И я верю, ты услышишь там мое пронзительное «прости»…

Таких фронтовых откровений моего дедушки, Афанасия Семеновича Родикова, было несколько. Что-то запомнилось, что-то сохранилось в записях школьных сочинений… Из отдельных записок, фрагментов, эпизодов сложилось это выстраданное полотно, с тяжелой отметкой военного лихолетья… Сто сорок восьмая танковая бригада… Афанасий Родиков – стрелок – радист в составе экипажа Т-34. Кстати, дед всегда говорил: спасибо за танк Т-34. Стольким он спас жизнь! Это не Т-26, БТ-5, БТ-7, броня которых пробивалась крупнокалиберным пулеметом. Окруженные с трех сторон бензобаками, они горели, как спичечные коробки…

В июле 1942 года бригада дислоцировалась под Курском, в районе Курчатова. Вела оборонительные бои вдоль излучины реки Десны, где с одной стороны простирались пойменные луга, с другой – изрезанное оврагами мелколесье… Страшный бой разгорелся на рассвете, у крохотной деревушки Крикуново, когда немецкая колонна – десятки больших танков, бронемашин, грузовиков и мотоциклов – стала вползать на шоссейный тракт старо-оскольского направления. Здесь многое решалось: взломай немцы нашу оборону – и у них в руках мощнейший плацдарм для моторизованного марш-броска на Белгород. …Фашисты, не останавливаясь, накрыли массированным огнем передовые позиции пехотного полка, окопавшегося на холмистой равнине, у южной окраины хутора. И почти одновременно, разом, «заговорили» наши «тридцатьчетверки», сгруппированные, как засадный полк под Куликово, в густой березовой роще: позиция была выгодная, позволяла наносить перекрестные удары из пушек и пулеметов. Когда запылали и начали взрываться вражеские автофургоны с боекомплектом — взревели моторами и ринулись в огневую атаку бронетанковые подразделения русских… У фашистов не оставалось времени для маневра, но они все же сумели скорректировать огонь корпусных гаубиц и первым же залпом подожгли две боевые машины… Огненное космы тяжелых взрывов, комья обугленной земли, черная копоть и раскаленный смрад горящей брони вмиг превратили цветущую луговину в адский полигон, где ни одному из противников отступать было и невозможно и бессмысленно – лобовое столкновение и кинжальный огонь с обеих сторон исключали возможность отходного маневра. Вскипел смертный ненавистный бурлящий бой, и стало ясно, что исход только один – кому-то предстояло выйти из этого пепла победителем, кому-то – быть полностью уничтоженным… Уже на исходе боя, после трех с половиной часов смертельной круговерти, был тяжело контужен и стрелок – радист Афанасий Родиков. Их танк был пятым по счету, нарвавшимся на выстрел. Но то был последний выстрел фашистов: их уже прямой наводкой крошили с флангов наши артиллерийские расчеты, выдвинувшиеся со стороны хуторских садов. А бронированный клин русских окончательно рассек позиции немцев и смешал с землей все, что оставалось там живым… Потом еще долго дымилась эта громадная черная пустошь, остывала измученная, изуродованная земля… Один из сотен тысяч этот бой, и в нем – звенящий нерв войны. Войны священной, запечатлевшей в веках державное могущество России, величие ее народа. И я - внук одного из тех, кто прошел ее до конца, кто заставил агрессора пасть на колени… Я горжусь тобой, дед! 

Николай Логвинов

Найти истории

Поля, отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения

Добавить историю

Если у Вас не получается отправить историю с помощью формы, отправьте ее на нашу электронную почту info@alldone.ru

Загрузить фото
Размер файла с фотографией не должен превышать 2.5 Мб. Выберите одну фотографию для загрузки.
Вы можете написать текст истории или прикрепить файл (без изображений)
Загрузить файл
Поля, отмеченные звездочкой, обязательны для заполнения
Все данные отправляются модератору. Нам понадобится какое-то время, чтобы опубликовать вашу историю!
Форма отправляется...
ОТПРАВИТЬ
Спасибо! Ваша история отправлена модератору.
Нам понадобится какое-то время, чтобы опубликовать ее.
ПРОДОЛЖИТЬ